Государственная дума РФ Парламентский клуб - Российский парламентарий
Обратная связьДобавить сайт в избранное
eng | deu | ita | fr
 
О Клубе

Партнёры



Много ли человеку надо?

Много ли человеку надо?

\\ 06 Февраль 2019




Еженедельник "Аргументы и Факты" № 06

Коррупция становится одной из причин нравственной и политической коррозии общества.

Десятилетие принятия в России закона «о Противодейст­вии коррупции» власть обошла молчанием. Праздновать нечего. Более того, опубликованные международной организацией «трансперенси Интернешнл» новые данные о коррупции в мире в очередной раз ухудшили антикоррупционный рейтинг России.

В размахе коррупции мы соперничаем с Гвинеей. В последнем рейтинге мы разделили с ней 138-е место. И это при том, что власть вроде бы старается. СМИ открыто пишут о фактах мздоимства. О коррупции говорят на самых высоких совещаниях. Шумный арест прямо на заседании Совета Федерации сенатора от Карачаево-Черкесии Р. Арашукова и в этот же день его отца (одного из воротил «Газпрома») – явное свидетельство того, что из Кремля поступила установка: высоких голов не жалеть, рубить независимо от должностей и общественного статуса.

Уже не смешно

Но, несмотря на то что в стране существует Национальный план по борьбе с коррупцией, рассчитанный до 2020 г., зло не отступает. Коррупция приобретает хронический характер, въедается во все сферы жизни и, похоже, в народное сознание. И создаётся впечатление, что ни власть, ни население не знают, что делать. И главная причина въедливой стойкости коррупции, на мой взгляд, в том, что коррупция стала важнейшей статьёй дохода чиновничест­ва. И оно идёт на различные ухищрения, чтобы сохранить за собой эту поляну обогащения.

А тут еще на днях ­Минюст выступил со странной, поднявшей в СМИ большой шум инициативой – ввести в судебный обиход понятия «вынужденная коррупция» и «коррупция по обстоятельствам непреодолимой силы». Правда, подозрения - не кроется ли за этой юридической уловкой попытка внушить обществу, что существуют некие «высокие» формы коррупции, которые не подлежат ни осуждению, ни наказанию – вскоре были опровергнуты, но осадок, как говорится, остался.

Последняя любовь

Масштаб коррупции и неспособность противодействовать ей уже оказывают негативное воздействие на взаимо­отношения власти и народа. Народ утрачивает свойственное советскому человеку (и воспетое в песнях и стихах) чувство доверия и любви к власти. Понятно, что поддер­живать любовь к партии, правительству и «дорогому Леониду Ильичу» в СССР в значительной мере удавалось в силу жёсткой цензуры. СМИ были заполнены рапортами об успехах. Государст­венные органы, представители власти и партийцы преподносились как образцы высокой морали и неподкупности. А редкие процессы над «расхитителями народной собственности» воспевались как победы советской системы правосудия.

Конечно, и в СССР подворовывали. Но крупных корруп­ционных дел было немного. Азарт воровства охлаждался тем, что те, кто имел доступ к казне или коррупционным схемам, просто не знали, куда девать деньги. Заграничные имения, яхты, личные самолёты, счета и вид на жительство за границей были недоступны. К тому же высочайшие чиновники и теневики боялись партийного возмездия. Тогда ведь было как? Отобрали партбилет – потерял всё. Был шумный процесс по рыбному магазину «Океан». Его директор нелегально сбывал за границу чёрную икру. Прогремело дело министра Н. Щёлокова. Минист­ра МВД уличили в том, что он брал взятки «Мерседесами» и картинами. Ну и конечно, знаменитое «хлопковое дело» в Узбекистане о приписках и взятках. По нему были осуждены 4 тыс. человек.

А у них ещё хуже

В последние годы коррупция (и прежде всего в высших слоях чиновничества) становится одной из причин нравст­венной и политической коррозии российского общества. Она буквально съедает доверие к институтам власти. Русский мир, важными чертами которого исторически были чувство стыда и совесть (так, по крайней мере, представляли дело наши классики), всё более теряет свои нравственные очертания. Соц­исследования показывают, что доверие населения к верхам буквально выгорает. За последние несколько лет оно ежегодно падает на 10%.

Конечно, помимо коррупции есть и другие причины общественного неблагополучия – растущая дороговизна на товары народного потребления, всё новые поборы в сфере ЖКХ. И, естественно, вопиющий разрыв в уровне благосостояния богатых и бедных. Можно всё валить на мировой кризис, на санкции. Можно говорить, что «на Украине ещё хуже», что и в европейских странах не всё уж в таком ажуре, как нам кажется издалека. И доказательство этому – недавние события с «жёлтыми жилетами» во Франции, с нарастающими социальными протестами в Греции, Италии, Венгрии, Польше. Всё это так.

Уже и в горло не лезет

Но в России помимо извест­ных в Европе причин народного недовольства есть ещё одна причина нарастающего раздражения. Это бесстыдная жажда обогащения людей, входящих во власть или так или иначе прислонённых к ней. А ведь этих людей нам преподносят как «элиту общества». Вернее, они сами себя так называют. Да ещё пытаются преподавать народу уроки хорошего поведения, патриотизма и христиан­ского благочестия.

Эти вообразившие себя элитой люди призывают народ мыть полы, стирать шторы, самим убирать снег с улиц, воспитывать в духе патриотизма детей, а сами под разговоры о «русском мире» и «особом пути» обустраивают свой особый мир по стандартам и правилам эпохи первоначального накопления. И если в ­1990-е гг. криминальная хроника пестрела именами преимущественно бандитов, то сегодня это зам­министры, высокопоставленные военные, силовики и чиновники из мира культуры, руководители крупных строек и корпораций.

Недавно опубликован список самых коррумпированных ведомств. Это Минюст, Мин­природы, МЧС, Минкомсвязь. Дошло до того, что воруют даже в ведомствах, которые специально были созданы для борьбы с коррупцией и воровством. Пытаясь сохранить нажитые «непосильным трудом» состояния, элита всеми правдами и неправдами выводит деньги за границу. Из 455 млрд­ долл., принадлежащих 30 тыс. самых богатых граждан РФ, 315 млрд (то есть львиная доля) уже там – за границей.

Особую общественную опасность представляет то, что коррупция разъедает и правоохранительные органы. Следст­венный комитет РФ недавно сообщил, что только за полгода направил в суды 3 тыс. дел о преступлениях правоохранителей.

*   *   *

В советские времена по радио часто звучал назидательный рассказ Л. Н. Толстого «Много ли человеку земли нужно». История мужика Пахома по­учительна. Он одержим страстью к стяжательству. «Я самого чёрта не боюсь», – в запальчивости говорит он, прикупая за бесценок всё больше и больше земли. В азарте обогащения он намеревается прихватить столько земли, сколько способен обежать до захода солнца. В результате солнце ещё в небе, а Пахом падает от изнеможения и умирает. Землицы-то для могилы ему потребовалось всего три аршина.

Рассказ этот предназначался для народа. Но с учётом нынешних обстоятельств его, мне кажется, полезно было бы почитать и нашей элите.

Вячеслав Костиков

Русский мир, важными чертами которого исторически были чувство стыда и совесть (так, по крайней мере, представляли дело наши классики), всё более теряет свои нравственные очертания. Фото: Коллаж АиФ/ кадр из фильма «Три толстяка» / Андрей Дорофеев

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Ссылка на статью


Версия для печатиВерсия для печати

Начать поиск
Карта сайта | Загрузка файлов 1996 - 2019 © "Российский парламентарий".